Единоверцы по расчету

  • Печать

Талибы готовы закрыть глаза на репрессии против мусульман в Синьцзяне ради помощи от Китая


Боевики из «Талибана» продолжают захват приграничных территорий Афганистана и угрожают провинциальным столицам. О прямой угрозе правительству президента Ашрафа Гани речь пока не идет, но «Талибан» уже представляет себя как будущего правителя страны и пытается налаживать отношения с соседями, включая самого крупного — Китай. Между ним и талибами уже были контакты в прошлом, и сейчас группировка, контролирующая более половины территории Афганистана, может рассчитывать на еще больший интерес со стороны КНР. Помехой для сотрудничества могла бы стать ситуация в Синьцзяне, где Пекин развернул репрессии против проживающих там мусульман. Но, судя по поступающим сигналам, талибы готовы закрыть на это глаза ради поддержки со стороны китайских коммунистов-безбожников.

На днях террористы из «Талибана» объявили, что взяли под контроль 90% афганской границы. Власти поспешили выступить с опровержением — и заверили, что это «безосновательная пропаганда», хотя и не уточнили, какой участок границы остается под их контролем. Они также сообщили о локальных успехах — в частности, военным удалось отбить район на северо-западе страны, у границы с Ираном и Туркменистаном. Но ситуации в целом — постепенного захвата боевиками приграничных районов — это не меняет.

Власти США настаивают на том, что мирное соглашение в Афганистане возможно — впрочем, как и военная победа талибов. По словам представителя Объединенного комитета начальников штабов, возможен и сценарий с переходом частей Афганистана под контроль отдельных группировок. США оказывают Афганистану определенную поддержку. Так, недавно, вопреки договору о «ненападении» с талибами, стало известно об авиаударе американских сил по позициям боевиков в Кандагаре. По словам источников в Пентагоне, возможны и другие удары по позициям боевиков в ближайшие дни. Но общих планов по выводу войск это не меняет.

По сведениям из местных источников, под контролем талибов сейчас — практически вся граница на западе и севере Афганистана, а также отдельные участки на юге и востоке.

Они остаются на границе с Таджикистаном. По утверждению боевиков, они контролируют и основную часть границы с Туркменистаном и Узбекистаном, и обосновываются по соседству с Пакистаном. На днях бывший руководитель Национального управления безопасности Афганистана опубликовал фото, на котором, следуя описанию, пакистанский пограничник пожимает руку «пограничнику», назначенному талибами.

Жители приграничной Горно-Бадахшанской области Таджикистана говорят, что присутствие талибов, оказавшихся у границы, их особенно не беспокоит. «Их тут [на приграничной афганской территории] менее ста, — рассказывает житель Хорога, узнавший новости от знакомого из Афганистана. — Пришли, подняли свой флаг, собрали стариков. Провели собрание. Объяснили свои правила. Поставили своего человека в администрацию и ушли. С нашей стороны все в порядке».

Несмотря на отсутствие прямых угроз, пограничные войска Таджикистана были усилены, в стране также прошла проверка боеготовности войск.

По данным Объединенного комитета начальников штабов США, под контролем боевиков — половина административных центров районов Афганистана. «Талибан» пока не захватил ни одну из провинциальных столиц, но угрожает многим из них. Среди прочих — Газни, столице одноименной провинции в центральной части страны. По словам представителя комитета, «они пытаются изолировать крупные населенные пункты, и сделать то же самое с Кабулом».

Правительство Афганистана стягивает войска к крупным городам, остающихся под его контролем участкам границы и стратегическим объектам, хотя другие территории при этом могут остаться без защиты. Как выразился один из афганских чиновников, «возникает вакуум — и талибы его заполняют».

Сами боевики утверждают, что могли бы даже атаковать Кабул, используя захваченное в последнее время оружие, но, как отмечает пресс-секретарь группировки, пока они не планируют этого делать. Формально они продолжают участвовать в мирных переговорах и говорят, что готовы разделить власть — правда, требуют ухода действующего правительства. Фактически «Талибан» ищет путь для легитимности и поддерживает переговоры, не приносящие результатов, — инструмент, который можно использовать в будущем, чтобы получить политический статус и зафиксировать свои военные победы.


Контакты


Госдепартамент США недавно предупредил, что если «Талибан» все же захватит власть, его режим может ждать участь «страны-изгоя». Однако, хотя политические претензии группировки в Афганистане пока еще под вопросом — фактически политический статус, в том числе за пределами страны, она уже получила.

С «Талибаном» ведет переговоры афганское правительство. С ним заключили сделку — по сути, в обход руководства Афганистана — власти США. Его офис открыто работает в Катаре: там с «Талибаном» могут общаться представители других государств. Недавно, по неофициальным источникам, такую встречу провели представители Индии. Политическая делегация «Талибана» посещает Россию. Комментируя визит, российский МИД сослался на резолюцию Совбеза ООН о поощрении афганских переговоров, назвав приехавших талибов «вменяемыми людьми». Они получают прием и в МИД Туркменистана, и площадку для переговоров в Иране. О готовности к контактам с талибами, если они окажутся в правительстве Афганистана, недавно сообщили британские власти.

Китай — один из основных торговых партнеров Афганистана, наряду с Ираном, Пакистаном и США. По данным Всемирного банка на 2019 год, его доля в афганском импорте составляла около 14%, в экспорте — около 3,5%. Основные статьи экспорта — продовольствие (фрукты, орехи), шерсть и хлопок, а также минералы. Среди основных статей импорта — ткань, электроника и оборудование.

Китай — самый крупный сосед Афганистана — не стал исключением. С «Талибаном» представители КНР контактировали еще тогда, когда группировка находилась у власти. В 2000 году дипломатический представитель Китая встретился в Кандагаре с лидером талибов Муллой Омаром. По имевшимся данным, цель была в том, чтобы получить поддержку «Талибана» против уйгурских сепаратистов, предположительно действовавших в Афганистане. Взамен талибы могли бы рассчитывать на помощь Пекина в международном признании.

Сделка не принесла особых результатов — в том же году Китай не присоединился к санкциям Совета безопасности ООН против «Талибана», но и не помешал им, признавать талибов он также не стал. Вскоре режим талибов был свергнут, когда в Афганистан были введены войска США. Но контакты Китая с талибами, которые сохранили контроль над частью Афганистана, позднее были продолжены. По имеющимся данным, представители талибов посещали КНР в 2014 году, и, в частности, провели там тайные переговоры с представителями афганского правительства. Сообщалось, что встречу помогли организовать пакистанские спецслужбы, а местом для переговоров выбрали Урумчи — столицу Синьцзян-Уйгурского автономного района.



Контакты поддерживались и в последние годы на фоне военной экспансии талибов и сделки о выводе американских войск. В сентябре 2019 года делегация талибов посетила Пекин для встречи со спецпредставителем КНР по Афганистану — темой стали продолжающиеся переговоры с США. Вскоре они прибыли снова, на этот раз для участия в очередных переговорах с афганским правительством, площадку для которых предоставил Китай. В марте 2021 года представители КНР присутствовали на конференции по Афганистану в Москве — наряду с представителями России, США и Пакистана, а также талибами и официальной афганской делегацией.

С группировкой, которая фактически управляла значительной частью Афганистана (с контролем над коммуникациями, минеральными ресурсами и так далее), обсуждали и экономические темы. По словам источников в Пакистане, близких к талибам, в прошлом году китайские дипломаты предложили талибам «значительные инвестиции в энергетику и инфраструктуру», если те обеспечат мир в стране после ухода американских войск. Собеседник в правительстве Пакистана подтвердил, что талибы контактируют с Китаем на фоне переговоров в США.

Речь шла о строительстве дорог и электростанций, а в перспективе — трубопроводов для транспортировки нефти и газа из Центральной Азии. «Китай старается повлиять на талибов — убедить их в преимуществах, которые принесет экономическое развитие Афганистана, — отмечал бывший представитель пакистанской разведки. — И у него есть как возможности, так и мотивы, чтобы этому способствовать».

Талибы, пытаясь представить себя как альтернативу правительству, активно используют недовольство властью из-за высокого уровня коррупции. Афганистан, по оценке Transparency International, находится среди наиболее коррумпированных государств. Это касается и добывающего сектора.

«Коррупция и плохое управление — давние проблемы для этого сектора, — отмечает Стивен Картер из организации Global Witness. — Нереализованный проект Мес Айнак — пример того, как обещания, связанные с разработкой, могут быть не выполнены. Были случаи, когда за ресурсы разворачивалась ожесточенная борьба между группировками, предположительно лояльными правительству».

Талибы, со своей стороны, отмечали, что готовы, например, поддержать разработку Китаем медного месторождения Мес Айнак — одного из крупнейших в мире. Они также декларировали поддержку другим транспортным и инфраструктурным проектам, включая трубопровод ТАПИ из Туркменистана в Афганистан, Индию и Пакистан.

О его использовании Китай договорился с властями Афганистана еще в конце 2000-х годов, но проект, который оценивали в несколько миллиардов долларов, затормозился. Одной из причин стало то, что поблизости находится древний буддийский комплекс, который может пострадать при разработке, другой — соображения безопасности из-за присутствия боевиков в этом районе. И хотя афганское правительство и настаивало, что террористы не могут распоряжаться месторождениями, фактически на территориях, захваченных талибами, добыча ископаемых также находится под их контролем.


Перспективы


Для Китая Афганистан значим по ряду причин. Это источник минеральных ресурсов, которые оценивались в несколько триллионов долларов, и добыче которых до сих пор мешал затянувшийся конфликт. Он также может быть включен в глобальный инфраструктурный проект КНР «Один пояс — один путь». Это зона нестабильности по соседству с Синьцзяном, которому, как считают в Пекине, угрожает влияние экстремистов.

Для Пакистана — еще одного соседа Афганистана — экспансия талибов выглядит как преимущество. Пакистан давно имеет репутацию покровителя талибов. Так в отчете Министерства обороны США в прошлом году подчеркивалось, что указанная поддержка сохраняется, поскольку Исламабад старается использовать талибов как средство влияния в Афганистане. В свою очередь в правительстве Пакистана признавали влияние на группировку, а источники в самом «Талибане» подтверждали связи с пакистанской разведкой. Также известно, что боевики собирают «пожертвования» в приграничных районах Пакистана. Но и для него в сценарии с переходом Афганистана под контроль боевиков могут быть минусы. Один из них — поток беженцев из гипотетического «халифата»: правительство Пакистана уже заявило, что если талибы захватят Афганистан, оно закроет границу, потому что «принимать беженцев больше нет возможности». В Исламабаде опасаются и того, что происходящее у соседей будет способствовать росту наркотрафика в регионе.

Это не значит, что Пекин, вопреки некоторым спекуляциям, может претендовать на то, чтобы занять место, освободившееся после ухода США — в определенном смысле ситуация, в которой США были «связаны» затяжным и затратным конфликтом в Афганистане, даже соответствовала китайским интересам. Пока Китай формально поддерживает действующее правительство Афганистана, но учитывает и перспективы.

«Китайцы видят, что талибы укрепляют свою власть, и стараются поддерживать контакты, — отмечает Рафаэлло Пантуччи из британского Королевского института оборонных исследований. — Но не хотят быть слишком втянутыми в ситуацию в Афганистане».

Тон публичных заявлений Китая вполне позитивный. Его официальная пресса пишет, что талибы, как и власти Афганистана, «продемонстрировали свое дружелюбие». И что негативное отношение к группировке «не соответствовало бы национальным интересам». И что они трансформируются в «политическую организацию». МИД КНР призывает группировку «отказаться от терроризма, осознать ответственность перед народом и вернуться в политический мейнстрим». Сами талибы называют Китай «дружественной страной», подчеркивая, что поддерживают его инфраструктурные проекты в Афганистане, и обещая защитить его инвестиции.

Позиция Индии — крупного регионального игрока — может служить индикатором меняющейся ситуации и роста влияния талибов. У Индии нет общей границы с Афганистаном, но она крупный инвестор в афганскую экономику и союзник афганского правительства. Все это позволяло создать противовес влиянию Пакистана в стране, но теперь инвестиционные проекты — и само правительство Ашрафа Гани — оказались под угрозой. При этом Индия, в отличие от других стран, не поддерживала контактов с талибами, воспринимаемыми в Нью-Дели как прокси-группировка Пакистана, и даже теперь не обнадеживает их возможностью признания. Однако, учитывая расклад сил, попытки установления контактов все же предпринимаются — недавно, по неофициальной информации, представители Индии встретились с талибами в Катаре. «Если Индия хочет сохранить свои позиции в Афганистане, — считает Харш Пант, руководитель стратегических исследований из Observer Research Foundation, — это значит, что придется разговаривать со всеми [от кого зависит развитие ситуации]».

Формальным препятствием могла бы стать ситуация в Синьцзяне — регионе, где власти преследуют мусульманское население под лозунгами борьбы с экстремизмом. Впрочем, из неофициальных источников стало известно, что исламисты из «Талибана» не считают это серьезной проблемой — по крайней мере, настолько серьезной, чтобы ссориться из-за этого с влиятельным соседом. Недавно боевики это подтвердили.

«Нас беспокоит преследование мусульман, но мы не собираемся вмешиваться во внутренние дела Китая», — отмечал представитель группировки. Он также призвал начать переговоры об инвестициях в восстановление Афганистана «как можно скорее».

28 июля стало известно, что делегация талибов отправилась с двухдневным визитом в Китай, где будет обсуждать с местными дипломатами вопросы экономического и политического сотрудничества. По словам официального представителя «Талибана» Мухаммада Наима, боевики уже заверили Пекин, что контролируемые ими территории никогда не будут источником угрозы для Китая, а последний гарантировал афганским исламистам свою поддержку.