Под прессом «Нур Отана»

Особенности национального плебисцита в транзитный период

До сей поры в Казахстане наблюдалось два типа референдумных инициатив. Те, что замышлялись сверху, исполнялись по канонам советского времени: с добровольно-принудительными массовыми мероприятиями и шумихой в прессе. В апофеозе «одобрямс» свыше 90%. Референдумы, предложенные снизу, подвергались репрессиям на всех стадиях процесса. Команда проходила по всей вертикали госаппарата, от Администрации президента и ЦИКа до местных акимов и начальников департаментов КНБ. Делегаты из регионов снимались с поездов, а в помещении (если таковое удавалось арендовать), где проходило собрание, отключали свет. Организаторы политической инициативы получали отказ официальных органов в самой грубой и безапелляционной форме.

Предложение о проведения референдума по изменению закона о выборах и политических партиях, с которым на прошлой неделе выступил ряд общественных активистов, не подпадает ни под одну из этих двух категорий. И это не единственная особенность. Заслуживают некоторого внимания и иные привходящие обстоятельства.


За исключением нескольких общественных деятелей со стажем, основных инициаторов референдума трудно отнести к ветеранам политической борьбы. Их публичная активность стала проявляться после 19 марта 2019 года.


Информация о предполагаемом референдуме достаточно широко освещалась даже на тех интернет-ресурсах, которые ранее игнорировали деятельность оппозиции (например, создание Демократической партии). Интересно, что сайты, близкие к окружению Назарбаева, республиканское собрание в Нур-Султане не освещали, но активно подключились к дискредитации самой идеи плебисцита.

Весьма корректно отреагировала на действия организаторов и власть. Делегаты привычным репрессиям не подвергались, учредительное собрание прошло в приличном столичном помещении. Центральная избирательная комиссия, ключевой орган в этих вопросах, отреагировала обстоятельно, выпустила пространный вердикт. В поданных документах было найдено полдесятка нарушений, и, что примечательно, представители власти ссылались не только на письмо из акимата г. Нур-Султана, но и на независимые издания «Власть» и «Радио Азаттык», как на доказательства правомерности своего решения.

Поскольку инициаторы не потрудились опровергнуть аргументацию ЦИК, можно предположить, что процедурные упущения действительно имели место.

Но наиболее любопытно в этой истории то, что среди широкого круга вопросов политической либерализации организаторы референдума выделили только два: о снижении численного порога для регистрации партий и частичное восстановление выборов по одномандатным округам. По случайному совпадению или нет, но их предложения свелись только к тем, которые ослабляют монополию партии «Нур Отан», но не покушаются на президентский авторитаризм.

Из последнего обстоятельства, возможно, ключевого во всех этих событиях, вытекают далеко идущие выводы.

Известно, что президентские полномочия Токаева сковывает, прежде всего, партия «Нур Отан», доминирующая в парламенте и маслихатах. После очередных выборов Токаев, не имеющий своей политической поддержки в законодательных палатах, может рассчитывать только на то, что в новом составе Мажилиса «Нур Отан» не получит решающего большинства. Ослабить влияние «библиофилов» могли бы как одномандатники, представляющие в основном региональные элиты, так и новые альтернативные партии.

Можно допустить, что нынешний состав депутатов не пропустит никаких законов, ослабляющих монополию партии Нурсултана Назарбаева. Однако в этой, казалось бы, глухой обороне просматривается одно слабое место. Политическую реформу можно провести в обход Мажилиса и Сената. С помощью республиканского референдума.

Инициатива плебисцита с выгодными действующему президенту вопросами, казалось бы, провалилась. Но что мешает заинтересованным лицам подойти к организации и соблюдению процедур более обстоятельно? К тому же сбор подписей не единственная возможная опция. Согласно действующему законодательству окончательное решение по референдуму принимает президент страны. Поэтому если, к примеру, члены Национального совета общественного доверия дружно обратятся к своему председателю, то глава государства вправе и сам вынести на общенародное голосование предлагаемые вопросы.

Осмелится ли Касым-Жомарт Токаев использовать столь мощный инструмент в политическом противостоянии? Сомневаюсь. Времени в его распоряжении остается все меньше. Если он не предпримет каких-то решительных действий, партия «Нур Отан» может получить конституционное большинство на весь срок его полномочий.