А мы пойдем на Запад?

В конце третьего президентского срока Владимира Путина неприятные сюрпризы Москве преподнесла Астана. Чем теперь Путин может ответить своему коллеге Нурсултану Назарбаеву


Под занавес предыдущего срока правления Путина руководство Казахстана предприняло ряд шагов, которые частью российской политической элиты были восприняты как вызов. Например, решение перейти с кириллицы на латиницу, отмена виз для граждан США без согласования с другими членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и резкая реакция МИД республики в ответ на критику со стороны главы российского внешнеполитического ведомства, наконец, разрешение, данное США на транзит военных грузов в Афганистан через казахстанские порты на Каспии.




Начнет ли Россия жестко отвечать Казахстану?

По утверждению казахстанского политолога Петра Своика, «ожидание, что Россия в конце концов начнет отвечать, присутствует в казахстанском обществе», хотя не всегда публично выражается. «Но у одной части общества оно присутствует в форме желания, чтобы, наконец, Москва начала более жестко добиваться своего в отношениях с Астаной, у другой – что, не дай бог, Россия начнет на нас нажимать», – продолжает эксперт, который исходит из того, что казахстанское общество можно условно разделить на две неравные части.
«Большая часть рассматривает события в России практически как свои собственные, смотрит российское ТВ, и ее отношение к происходящему сходно с отношением населения России. Я полагаю, Путин среди представителей этой части казахстанского общества набрал бы примерно тот же процент голосов, что и на выборах в России. Другая часть относится и к Путину, и к России в целом с опаской. И сюда относится большая часть правящей элиты», – говорит собеседник DW.
И перечисляет причины опасений элиты: «Во-первых, она сформирована по этническому принципу, неказахов во власти практически нет. Во-вторых, крупный бизнес сориентирован на сырьевой экспорт, и три четверти этого экспорта идет в Европу. Эта элита, как и часть населения, – не энтузиасты «русского мира». С другой стороны, – продолжает эксперт, – и предыдущую команду Дмитрия Медведева в самой России часто упрекали за ее ориентированность на западную экономику, на западные инвестиции и на экспорт сырья».


Чего ожидать Астане от Путина и Медведева

Можно ли говорить о том, что предложение Владимира Путина оставить прежнего премьера вызвало вздох облегчения у «сырьевой элиты» Казахстана? «Переназначение Медведева еще не говорит о том, что прежняя российская политика будет полностью сохранена. Прежняя команда Медведева серьезно зачищена, явных либералов оттуда убрали, и дело не в персональном составе. Не исключено, что Владимир Путин будет настаивать на проведении кабинетом новой политики. Ориентация на сырьевой бизнес, разумеется, сохранится, ее избежать невозможно, но будет ли Россия и дальше, как Казахстан, опираться на иностранные инвестиции и заимствования? Похоже, там осознают, что этого явно недостаточно для роста экономики – так максимум можно добиться полутора процентов роста», – объясняет Петр Своик.
По его словам, можно предполагать, что будет предпринята попытка перейти на внутренние источники развития, и новой команде Медведева это придется исполнять. Поэтому пока в Казахстане выжидают. Нурсултан Назарбаев ориентируется в основном на Владимира Путина, а не на Дмитрия Медведева, но он аккуратно дистанцируется от «падающего российского колосса», полагает главный редактор «Новой газеты» – Казахстан» Александр Краснер.
В критические моменты новейшей истории Казахстана Назарбаев, как выразился Краснер, благодаря политическому чутью уходил от потрясений. «Когда было ГКЧП, он по-восточному долго колебался, а тем временем ГКЧП ликвидировали. В Беловежскую пущу «по техническим причинам» он не долетел. И сейчас похожая ситуация: он не делает резких высказываний по поводу политики РФ, но аккуратно дрейфует даже от ЕАЭС. Казахстану этот союз мало что дал – больше неудобств, чем плюсов. А главное, Нурсултан Назарбаев понимает, что санкции, введенные Дональдом Трампом по отношению к России, ему не нужны», – подчеркивает Александр Краснер. Как отмечают оппозиционные обозреватели, не в последнюю очередь он боится потерять собственные деньги, имеющиеся на Западе, и это настроение заметно.


Альянс Назарбаева и Мирзиёева

«Характерная мелочь: в Казахстане ко Дню Победы возникло движение – вместо российской георгиевской ленточки сделать свою – голубую с казахским орнаментом», – говорит журналист. По его оценке, у казахстанского лидера сложились великолепные отношения с новым главой Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым – лучше, чем с Владимиром Путиным.
«Он четко уловил тренд, что Шавкат Мирзиёев – реформатор, и биться с ним за лидерство в Центральной Азии будет очень сложно. Поэтому решил примкнуть к нему и вместе возглавить новую центрально-азиатскую политику», – считает Краснер, который при этом отмечает, что в вопросах безопасности, особенно на афганском направлении, Астане без помощи России вряд ли удастся обойтись. Но и тут первой линией обороны между Казахстаном и Афганистаном встает Узбекистан.
Петр Своик согласен с тем, что в Астане осторожно дистанцируются от курса Москвы. «Владимир Путин в инаугурационной речи 7 мая сказал о расширении интеграционных инициатив. Понятно, что он собирается интегрировать Россию не с Германией, правящее меньшинство в Казахстане ожидает этого с опасением. Назарбаев провозглашал в середине 1990-х идею евразийского союза, но когда Путин пошел на интеграцию, другие участники, включая нас, аккуратно, но сразу дистанцировались от политической интеграции», – рассуждает казахстанский политолог.
Торговать – хорошо, обнулить пошлины, снять внутренние границы – да, но никакой общей политики, например, фискальной или монетарной, продолжает он. И эта позиция национальных элит, по наблюдению Своика, остается неизменной, хотя значительная часть общества смотрит на интеграцию с надеждой.


Прощай, многовекторность Астаны?

В казахстанских СМИ очень осторожно, а в соцсетях чуть смелее обсуждается, что Казахстану все труднее проводить многовекторную политику, и рано или поздно придется делать выбор, продолжает Петр Своик. «Российская сторона не может не принимать во внимание изменений в ситуации, возникающей в мире и в двусторонних отношениях с Казахстаном. Но Россия и при новом правительстве не откажется от своей партнерской позиции в этих отношениях, не пойдет на существенные изменения своего отношения к ЕАЭС и роли Казахстана в этом союзе», – прогнозирует немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch).
И, по крайней мере, при правлении Нурсултана Назарбаева Москва не будет оказывать на Астану чрезмерного давления в спорных вопросах, полагает он. «Многовекторной политике Казахстана Россия и дальше не будет чинить больших препятствий. Но при этом она попробует привязать к себе Казахстан несколько в большей степени, чем это делалось в последние шесть лет. Хотя это будет непросто, учитывая экономическую экспансию Китая», – добавляет Лаубш.
Однако можно предположить, что Россия, как, впрочем, и США, не оставит без внимания становящийся актуальным в силу возраста президента вопрос о транзите власти в Казахстане и постарается иметь на этот период свои каналы влияния на казахстанские элиты, продолжает эксперт. «Но Москва тут действует достаточно осторожно. Ситуация в Армении показывает, что многие обозреватели, аналитики, которые предсказывали, как Москва вмешается в ситуацию в Ереване, ошиблись. И новое правительство России вряд ли сейчас может себе позволить делать резкие шаги в сторону такого вмешательства. Хотя Казахстан для России в стратегическом плане гораздо более важный партнер, и Москва не сможет себе позволить просто наблюдать со стороны, если это влияние попытаются оказать другие внешние силы», – резюмировал собеседник DW.